0

Обстрел с. Червленная, 29 октябрь 1999 год

29.10.2016 →

Обстрел российскими силовиками чеченских беженцев.
с. Червленная, 29 октябрь 1999 год. Ужасы войны когда на глазах у детей разрываются тела родителей, или наоборот перед глазами родителей лежат дети порванными кусками. Это ужас. Обидно что это забыто, хотя ничем не уступает депортации нашего народа.

Майя Оздамирова: «…2-го декабря в Аргун вошли русские, и я спросила у военных, кто обстрелял ту колонну беженцев на Петропавловском шоссе. Один, званием постарше, ответил, что это сделали они, им был дан приказ. Первый комендант Аргуна, по чьему приказу он бы ни действовал, и был тем командиром, который расстрелял тогда беженцев…» Лайла Алхазурова: «…Российский солдат у рынка в Червлённой рассказал, как под угрозой расстрела их заставили прямой наводкой бить из орудий по мирным жителям. Он плакал: «Как мне теперь жить?! Я слышу их стоны, крики о помощи! Я ведь в бинокль всё прекрасно видел!..» Майя Оздамирова: «…И к этому месту никого не подпускали несколько дней, а когда пустили, люди ничего не нашли — ни трупов своих близких, ни своё имущество, ни скот, которые они побросали! А ведь все, кто выезжали, брали с собой всё, что у них было, — имущество, деньги, золото! Это что же, колонну ради наживы разбомбили, да?..» Адам Шитаев: «…Мы с холма видели, как к месту обстрела стали подъезжать БТРы, и солдаты забирали всё, что было брошено. А уцелевшие машины они цепляли к БТРам… Они убивали и увозили брошенных бродивших там коров…» «…А оставшиеся трупы они — местные жители это видели — просто экскаватором закопали… …Недавно женщины наши ездили туда. Нашли детские трусики, руку оторванную нашли, волосы женские… Платья кусочки торчат… … Писали командиру ихнему: «Трупы отдайте! У нас же нельзя так!» А он: «У нас сапёров нет. Может, трупы заминированы». А женщины: «Мы сапёров найдём! Мы что хочешь сделаем!» Командир этот всё время разные причины находит для отказа. Или он деньги большие хочет от нас или ещё что-нибудь?..»

«…Русские дали часа полтора-два, чтобы мы могли оказать пострадавшим помощь, но при этом снайперский обстрел они не прекратили! Он продолжался!.. …Но люди всё равно шли на помощь, даже и без машин. Они выводили тех, кто мог идти сам…» Абдулкеримова Умани: «… Я бежала не зная куда, лишь бы подальше куда-нибудь! Остановилась, смотрю, со мной шестеро детей… Мы спрятались в канаве от снайперов, потом увидели машину, которая на поле собирала людей, и стремглав бросились к ней. Но только один мальчик добежал: они не могли нас ждать, иначе все погибли бы…

Я осталась с пятью чужими детьми. Старшему было семнадцать, только что исполнилось, а самой маленькой семь, но выглядела она… Я думала, ей четыре года. Трём другим мальчикам было от девяти до тринадцати, не знаю сейчас точно.

Мы все раздетые, без обуви (мы разулись, когда садились в машины), а к вечеру пошёл дождь. На третий день — дождь со снегом. Мы замёрзшие, голодные (ели только шиповник) закапывались в грязь, чтобы как-то согреться. Это ночью. А днём ползком пробирались в село. Подняться было нельзя: за нами всё время охотился снайпер. А был случай, когда туда, где мы только что сидели, попал снаряд! Пятую ночь мы прятались в канаве рядом с селом, но зайти не решились: вдруг там русские…»

 

 

Категории: История | 11 просмотров
Похожие записи

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.